Ответы на Вопросы

Как создать профсоюзную организацию 3?

9 Ноября 2012 года в Комитете Межрегиональной организации состоялся очный тур конкурса на знание норм Трудового кодекса Россиской Федерации 2

Как создать профсоюзную организацию 2?

9 Ноября 2012 года в Комитете Межрегиональной организации состоялся очный тур конкурса на знание норм Трудового кодекса Россиской Федерации 2

Как создать профсоюзную организацию

9 Ноября 2012 года в Комитете Межрегиональной организации состоялся очный тур конкурса на знание норм Трудового кодекса Россиской Федерации

разъяснение по мотивированному мнению

Уважаемые коллеги!

 

В настоящее время существует неопределенность в толковании понятия «соблюдения работодателем общего порядка увольнения», предусмотренного положениями  статьи 374 Трудового кодекса РФ при увольнении по сокращению численности или штата, а также  за несоответствие занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации руководителей (их заместителей) выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы.

В связи с этим, работодатели зачастую считают, что не должны запрашивать мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации в порядке ст. 373 ТК РФ, так как по их мнению, достаточно обратиться в вышестоящий профсоюзный орган за согласием на увольнение в порядке статьи 374 Трудового кодекса РФ.

Вместе с тем,  имеется судебная практика, опровергающий данный довод.

Так, 24 апреля 2015 года Куйбышевский районный суд г. Омска при принятии решения признал необоснованным доводы работодателя о том, что он не должен был запрашивать мотивированное мнение профкома, поскольку обратился в вышестоящий профсоюзный орган за согласием на увольнение не освобожденных от основной работы профсоюзных работников в порядке ст. 374 ТК РФ. Суд в своем решении указал, что  вышеизложенное не отвечает положениям статьи 374 ТК РФ, в соответствии с которой увольнение по основаниям, предусмотренным п. 2 или 3 ч. 1 ст. 81 ТК РФ руководителей (их заместителей) выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, допускается помимо общего порядка увольнения, только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа.

Суд признал, что «…общим порядком увольнения для работников является запрос мотивированного мнения профкома, а дополнительной гарантией защиты их прав является запрос согласия вышестоящего профсоюзного органа. Не обратившись за получением мотивированного мнения относительно увольнения в профком, истец нарушил процедуру увольнения работников по сокращению численности или штата работников. Уже одно это нарушение делает увольнение данных работников незаконным».

Кроме того, изучив представленные истцом материалы, учитывая активную деятельность профкома по инициированию разработки коллективного договора, проведению проверок нарушения законодательства о труде на предприятии, суд пришел  к выводу о том, что увольнение работников (профсоюзных лидеров) было не только произведено с нарушениями процедуры увольнения, но и  связано с осуществлением ими профсоюзной деятельности.

            Более подробная информация по данному делу размещена в газете Солидарность от 17.07.2015 г. или на сайте www.solidarnost.org в рубрике спецпроекты (юридический клуб).

Данную информацию рекомендуем довести до сведения первичных профсоюзных организаций.

 Статьи

17.07.2015

Суд восстановил на работе профсоюзных лидеров, признав их увольнение дискриминационным

Работодатель обжаловал в суде отказ обкома профсоюза дать согласие на увольнение по сокращению численности и штата работников двух неосвобожденных заместителей председателя первичной профсоюзной организации. Суд пришел к выводу, что увольнение работников было не только произведено с процедурными нарушениями, но и связано с их профсоюзной деятельностью. А обжалуемый отказ вышестоящего профоргана носит обоснованный характер, поскольку нельзя санкционировать увольнение, проведенное с нарушением закона.

Стороны конфликта: ФГУП “Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания” и Омский областной комитет профсоюза работников культуры.

Суть иска: Истец ВГТРК просил суд признать необоснованным решение обкома профсоюза об отказе филиалу ВГТРК - ГТРК “Иртыш” в увольнении по сокращению численности и штата двух заместителей председателя первичной профсоюзной организации.

Аргументы истца: В обоснование исковых требований истец указал, что в связи с производственной необходимостью с 15.01.2015 в организационную структуру и штатное расписание филиала ФГУП “ВГТРК” - ГТРК “Иртыш” были внесены изменения. В соответствии с приказом увольнению по сокращению с 15.01.2015 подлежали (в том числе) С. - звукорежиссер, А. - диктор. В связи с тем, что эти работники являются заместителями председателя первичной профсоюзной организации, истец обратился в Омский обком профсоюза работников культуры за согласием на их увольнение, а получив отказ, обратился в суд с настоящим иском.

Аргументы ответчика: Представители обкома профсоюза исковые требования не признали, полагали, что истец нарушил процедуру увольнения, а само увольнение носит дискриминационный характер и обусловлено активной деятельностью профлидеров по защите интересов трудового коллектива. По этим причинам обком не дал согласия на увольнение указанных работников.

Судебное разбирательство: Проверив процедуру увольнения С. и А., суд пришел к выводу, что истец допустил в ней нарушения.

Статья 373 ТК РФ гласит, что при принятии решения о возможном расторжении трудового договора в соответствии с пунктами 2, 3 или 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ с работником, являющимся членом профсоюза, работодатель направляет в выборный орган соответствующей первичной профорганизации проект приказа, а также копии документов, являющихся основанием для принятия указанного решения.

Однако представитель истца считает, что работодатель не должен был запрашивать мнение профкома, поскольку обратился в вышестоящий профсоюзный орган за согласием на увольнение в порядке ст. 374 ТКРФ.

Этот довод не отвечает положениям ст. 374 ТК РФ. В соответствии с ней увольнение по основаниям, предусмотренным п. 2 или п. 3 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, руководителей (их заместителей) выборных коллегиальных органов первичных профорганизаций, выборных коллегиальных органов профорганизаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, допускается помимо общего порядка увольнения только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профоргана.

Общим порядком увольнения для С. и А. является запрос мотивированного мнения профкома, а дополнительной гарантией защиты их прав является запрос согласия вышестоящего профсоюзного органа. Не обратившись за получением мотивированного мнения относительно увольнения С. и А. в профком, истец нарушил процедуру увольнения по сокращению численности или штата работников. Уже одно это нарушение делает увольнение данных работников незаконным.

В соответствии со ст. 179 ТК РФ работодатель до начала процедуры сокращения обязан проверить преимущественное право на оставление на работе работников, подлежащих увольнению.

Тем не менее, в представленном работодателем штатном расписании по состоянию на 22.10.2014 (то есть еще до проверки преимущественного права на оставление на работе) отсутствуют штатные единицы, которые занимали звукорежиссер С. и диктор А. Из чего следует, что истец планировал уволить этих работников еще до издания приказа об увольнении от 11.11.2014.

Ссылка представителя истца на имеющиеся у С. дисциплинарные взыскания не может быть принята судом, поскольку пять из шести взысканий являются погашенными в силу положений ст. 194 ТК РФ, а в отношении взыскания, наложенного приказом от 6.08.2014 № 610/02, суд принимает во внимание наличие благодарностей и поощрений, указанных в трудовой книжке истца, причем последняя такая запись датирована 12.12.2014.

Также суд не находит причин, по которым истец не должен был бы предложить подпавшим под сокращение работникам вакансии телеоператора. Это дает суду основание для вывода о том, что работодатель нарушил процедуру увольнения в части требования предлагать работникам все имеющиеся вакансии.

Указанные нарушения процедуры увольнения по сокращению численности С. и увольнения по сокращению штата А. сами по себе обуславливают незаконность увольнения этих работников. Несоблюдение работодателем процедуры увольнения означает, что обжалуемый отказ вышестоящего профоргана носит обоснованный характер, поскольку вышестоящий профорган не мог санкционировать увольнение, проведенное с нарушением закона.

Суд также принимает во внимание следующее. Согласно толкованию ст. 374 ТК РФ, содержащемуся в определении Конституционного суда РФ от 4.12.2003 № 421-О, работодатель, считающий необходимым в целях осуществления эффективной экономической деятельности организации усовершенствовать ее организационно-штатную структуру путем сокращения численности или штата работников, для получения согласия вышестоящего выборного профоргана на увольнение работника, являющегося руководителем (его заместителем) выборного профсоюзного коллегиального органа и не освобожденного от основной работы, обязан мотивированно доказать, что предстоящее увольнение такого работника обусловлено именно указанными целями и не связано с его профсоюзной деятельностью.

Однако текст запроса согласия от 17.12.2014 содержит лишь общие сведения об увольнении С. и А. Ни в тексте запроса, ни в приложенных к нему документах нет указания на объективный характер увольнения этих работников. Поэтому обком одной из причин отказа назвал отсутствие мотивированных доказательств того, что предстоящее увольнение С. и А. вызвано объективными причинами (низкая квалификация, отношение к труду, ликвидация подразделений и т.п.).

Вместе с тем суд полагает, что сторона ответчика предоставила доказательства того, что увольнение обусловлено осуществлением С. и А. профсоюзной деятельности.

Как гласит Конвенция № 98 Международной организации труда “Относительно применения принципов права на организацию и заключение коллективных договоров” (принята 1.07.1949 на 32-й сессии Генеральной конференции МОТ в Женеве), трудящиеся должны пользоваться соответствующей защитой против любых дискриминационных актов, направленных на ущемление свободы ассоциаций в области найма на работу (п. 1). Такая защита будет применяться в особенности к актам, рассчитанным на то, чтобы:

a) подчинить прием на работу или оставление на работе трудящегося условию, чтобы он не вступал в профсоюз или вышел из профсоюза;

b) увольнять или любым другим способом наносить ущерб трудящемуся на том основании, что он является членом профсоюза либо принимает участие в профсоюзной деятельности вне рабочего времени или, с согласия предпринимателя, в рабочее время (п. 2).

В конце декабря 2014 года на предприятии истца увольнению подлежали восемь человек, шестеро из которых являются членами профсоюза. При этом подпавшие под сокращение работники, не являющиеся членами профсоюза, переведены на другие должности и продолжают работать. Увольняемым членам профсоюза вакансии были предложены с нарушением закона. Это свидетельствует о том, что увольнение ставило целью избавление от членов профсоюза, а предложение им имеющихся вакансий было формальным.

Кроме того, руководящий состав профкома, включая С. и А., с 2010 года неоднократно обращался в вышестоящие и надзорные органы с требованием проверить соблюдение законодательства о труде на предприятии. Профком прилагал усилия к заключению коллективного договора, созданию системы контроля за распределением стимулирующих выплат.

Довод представителя истца о том, что А. и С. не подвергались дискриминации, так как у них постоянно росла зарплата, а А. выдавалась материальная помощь, не принимается судом, поскольку выполнение работодателем своих обязанностей не может свидетельствовать о нейтральном отношении к работникам. В отсутствие доказательств того, что предстоящее увольнение С. и А. было вызвано объективными причинами, а также учитывая активную деятельность профкома по инициированию разработки колдоговора и проведению проверок нарушения законодательства о труде, суд приходит к выводу, что увольнение С. и А. было связано с осуществлением ими профсоюзной деятельности.

Таким образом, отказ обкома профсоюзов работников культуры дать согласие на увольнение С. и А. носит обоснованный характер. Это подтверждается как нарушением процедуры увольнения С. и А., так и отсутствием мотивированных доказательств того, что их увольнение носит объективный характер (как в запросе о даче согласия, так и в судебном разбирательстве). Как следствие, их увольнение обусловлено профсоюзной деятельностью.

Итог: Исковые требования ФГУП “ВГТРК” к Омскому областному комитету профсоюза работников культуры о признании необоснованным решения вышестоящего профсоюзного органа суд решил оставить без удовлетворения.

Текст решения предоставлен редакции Федерацией омских профсоюзов. С ним можно ознакомиться, став членом Юридического клуба “Солидарности”.

Соб.инф.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дело №2-1679/2015

 

РЕШЕНИЕ Именем Российской Федерации

 

г. Омск                                                                                                     24 апреля 2015 года

 

Куйбышевский районный суд г. Омска в составе председательствующего судьи Петерса А.Н., при секретаре Беловой А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Федерального государственного унитарного предприятия «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» к Омскому областному комитету профсоюзов работников культуры о признании необоснованным решения вышестоящего профсоюзного органа,

 

УСТАНОВИЛ:

 

ФГУП ВГТРК (в лице Омского филиала - ГТРК «Иртыш») обратилось в суд с названным иском. В обоснование исковых требований указало, что 01.01.2005 между истцом и Смирновым Н.Б. был заключен трудовой договор в соответствии с котором Смирнов Н.Б. был принят на работу на должность звукорежиссера. 01.01.2005 между истцом и Андриенко Л.Б. был заключен трудовой договор в соответствии с которым Андриенко Л.Б. была принята на работу в службу радиовещания на должность редактора. В соответствии с приказом № 634 от 22.10.2014 в связи с производственной необходимостью с 15.01.2015 в организационную структуру и штатное расписание филиала ФГУП ВГТРК - ГТРК «Иртыш» были внесены изменения. В соответствии с приказом № 610/58-л от 11.11.2014 сокращению (в том числе) с 15.01.2015 подлежали: Смирнов Н.В. - звукорежиссер Андриенко Л.Б. - диктор. В связи с тем, что указанные работники являются членами профсоюза, истец обратился в Омский обком профсоюза работников культуры за получением согласия на их увольнение, в связи с отказом в даче согласия, обратился в суд с настоящим иском. Просить суд признать необоснованным решение Омского областного комитета профсоюза работников культуры от 25.12.2014 об отказе филиалу ВГТРК ГТРК «Иртыш» в увольнении по сокращению численности заместителей председателя Андриенко Л.Б. и Смирнова Н.В.

В судебном заседании представитель истца Гамулин Д.В., действующий на основании доверенности, исковые требования поддержал по основаниям, указанным в иске.

Представители Омского обкома профсоюза Лашина Н.Н., Хмельницкая Е.А. исковые требования не признали, полагал, что истцом нарушена    процедура    увольнения,    а    само    увольнение    носит дискриминационный характер, предоставили возражения на исковое заявление.

Привлеченные к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, председатель профкома - Мандель М.Г., Смирнов Н.В. и Андриенко Л.Б.

исковые требования не признали, полагали, что истцом нарушена процедура увольнения, а увольнение обусловлено их активной деятельностью по защите интересов трудового коллектива.

Исследовав материалы дела, выслушав представителей истца и представителя ответчика, суд приходит к следующему.

В силу п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

Частью 1 ст. 374 ТК РФ предусмотрено, что увольнение по инициативе работодателя в соответствии с пунктами 2, 3 или 5 части первой статьи 81 настоящего Кодекса руководителей (их заместителей) выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, допускается помимо общего порядка увольнения только с предварительного согласия . соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа.

Согласно толкованию данной нормы, содержащемуся в определении Конституционного Суда РФ от 4.12.2003 N 421-0, работодатель, считающий необходимым в целях осуществления эффективной экономической деятельности организации усовершенствовать ее организационно-штатную структуру путем сокращения численности или штата работников, для получения согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа на увольнение работника, являющегося руководителем (его заместителем) выборного профсоюзного коллегиального органа и не освобожденного от основной работы, обязан представить мотивированное доказательство того, что предстоящее увольнение такого работника обусловлено именно указанными целями и не связано с осуществлением им профсоюзной деятельности.

В случае отказа вышестоящего профсоюзного органа в согласии на увольнение работодатель вправе обратиться с заявлением о признании его необоснованным в суд, который при рассмотрении дела выясняет, производится ли в действительности сокращение численности или штата работников (что доказывается работодателем путем сравнения старой и новой численности или штата работников), связано ли намерение работодателя уволить конкретного работника с изменением организационно-штатной структуры организации или с осуществляемой этим работником профсоюзной деятельностью. При этом соответствующий профсоюзный орган обязан представить суду доказательства того, что его отказ основан на объективных обстоятельствах, подтверждающих преследование данного работника со стороны работодателя по причине его профсоюзной деятельности, т.е. увольнение носит дискриминационный характер. И только в случае вынесения судом решения, удовлетворяющего требование работодателя, последний вправе издать приказ об увольнении.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Как установлено судом 01.01.2005 между истцом и Смирновым Н.Б. был заключен трудовой договор в соответствии с котором Смирнов Н.Б. был принят на работу на должность звукорежиссера. 01.01.2005 между истцом и Андриенко Л.Б. был заключен трудовой договор в соответствии с которым

Андриенко Л.Б. была принята на работу в службу радиовещания на должность редактора. В соответствии с соглашением № 1 к трудовому договору от 15.02.2007 Андриенко Л.Б. была переведена в службу радиовещания на должность диктора. Смирнов Н.В. и Андриенко Л.Б. являются заместителями председателя профкома ГТРК «Иртыш».

В соответствии с приказом № 634 от 22.10.2014 в связи с производственной необходимостью с 15.01.2015 в организационную структуру и штатное расписание филиала ФГУП.ВГТРК - ГТРК «Иртыш» были внесены изменения. В соответствии с приложением к приказу из штатного расписания планировалось исключить должности: секретаря директора филиала, режиссера телевидения, звукорежиссера, редактора видеотеки, редактора интернет-группы, диктора службы радиовещания, инженера по радиовещательному оборудованию производственно-технического отдела. Указный приказ был издан непосредственно ФГУП «ВГТРК».

27.10.2014 в соответствии с приказом № 630/135 была создана комиссия по соблюдению имущественного права на оставление на работе. В соответствии с протоколом от 29.10.2014 были определены кандидатуры для увольнения в связи с сокращением численности (штата).

В соответствии с приказом № 610/58-л от 11.11.2014 сокращению с 15.01.2015 подлежали: Воскресенская О.А. - секретарь директора филиала, Тамбовская Н.Л. - режиссер телевидения (выпуска), Пиляева СВ. - режиссер телевидения (выпуска) 0,5 ставки, Смирнов Н.В. - звукорежиссер, Вернадская Е.Н. - редактор видеотеки, Фрумгарц A.M. - редактор интернет-группы, Андриенко Л.Б. - диктор, Давыденко Т.П. - инженер по радиовещательному оборудованию.

12.11.2014 письмом № 610/01-15/528 выборный профсоюзный орган был уведомлен о мероприятиях по сокращению численности штата.

13.11.2014 Смирнов Н.В. и Андриенко Л.Б. получили уведомление о предстоящем увольнении, с которым был ознакомлены под роспись в этот же день. В соответствии с предложением вакансий 13.11.2014 им была предложена для перевода вакантная должность ассистента режиссера группы

подготовки программ выпуска Службы информации. Смирнов Н.В. и Андриенко Л.Б. отказались.

14.11.2014 истцом был предупрежден орган занятости населения.

17.12.2014 истец обратился в Омский обком профсоюза работников культуры за получением согласия на увольнение Смирнова Н.В., Андриенко Л.Б. в порядке ст. 374 ТК РФ.

25.12.2014 в соответствии с выпиской из решения Омского обкома профсоюзов работников культуры в получении согласия на увольнение указанных работников было отказано. В качестве причин отказа было указано то, что проверка преимущественного права производилась работодателем предвзято и является несправедливым, а увольнение указанных работников вызвано их профсоюзной деятельностью.

Проверив процедуру увольнения, суд приходит к выводу о том, что . истцом были допущены нарушения в процедуре увольнения по сокращению Сминова Н.В. и Андриенко Л.Б.

В соответствии с требованиями ст.373 ТК РФ при принятии решения о возможном расторжении трудового договора в соответствии с пунктами 2, 3 или 5 части первой статьи 81 настоящего Кодекса с работником, являющимся членом профессионального союза, работодатель направляет в выборный орган соответствующей первичной профсоюзной организации проект приказа, а также копии документов, являющихся основанием для принятия указанного решения.

Сторонами не оспаривается то, что Смирнов Н.В. и Андриенко Л.Б. являлись членами профсоюза. Как установлено судом и не оспаривается сторонами запрос мотивированного мнения председателя профкома был сделан истцом только в отношении Тамбовской Н.Л., Пиляевой СВ., Давыденко Т.П. и Вернадской Е.Н. 17.12.2014.

По мнению представителя истца, работодатель не должен был запрашивать учет мнения профкома в силу того, что он обратился в вышестоящий орган за получением согласия на увольнение в порядке ст. 374 ТКРФ.

Указанный довод не соответствует положениям ст. 374 ТК РФ, в соответствии с которой увольнение по основаниям, предусмотренным пунктом 2 или 3 части первой статьи 81 настоящего Кодекса, руководителей (их заместителей) выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, допускается помимо общего порядка увольнения только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа.

Общим порядком увольнения для Смирнова Н.В. и Андриенко Л.Б. является запрос мотивированного мнения профкома, а дополнительной гарантией защиты их  прав является запрос согласия вышестоящего профсоюзного органа. Не обратившись за получением мотивированного мнения относительно увольнения Смирновой Н.В. и Андриенко Л.Б. в

профком, истец допустил нарушение процедуры увольнения по сокращению штатов, указанное нарушение само по себе обуславливает незаконность увольнения указанных работников.

В соответствии со ст. 179 ТК РФ работодатель перед проведением процедуры сокращения обязан проверить преимущественное право на оставление на работе работников, подлежащих увольнению.

Как следует из представленного работодателем штатного расписания по состоянию на 22.10.2014, то есть еще до проверки преимущественного права на оставление на работе - в нем отсутствует указание на штатные единицы, которые занимали звукорежиссер Смирнов Н.С. и диктор Андриенко Л.Б.. То есть еще до издания приказа о сокращении № 610/58-л от 11.11.2014 истец планировал увольнение указанных работников. Кроме того, при проверке преимущественного права на оставление на работе по сокращаемой единице по должности «звукорежиссер» работодатель проводил сравнение только Смирнова Н.В. и Свистиной СВ., вместе с тем на должности звукорежиссера работает - Сокрута Т.М. При этом звукорежиссеры Свистина СВ. и Смирнов Н.В. имеют высшую квалификационную категорию, а Сокрута Т.М. только первую. Довод истца о том, что работодатель проводил сокращение численности в рамках должности «звукорежиссер высшей категории», не принимается судом поскольку штатная единица, подлежащая сокращению определена в штатном расписании как «звукорежиссер». Ссылку представителя истца на имеющиеся у Смирнова Н.В. дисциплинарные взыскания, не может быть принята судом поскольку 5 из 6 взысканий являются погашенными в силу положений ст. 194 ТК РФ, что касается дисциплинарного взыскания, наложенного в соответствии с приказом от 06.08.2014 № 610/02, то суд принимает во внимание наличие благодарностей и поощрений, указанных в трудовой книжке истца, последняя из которых датирована 12.12.2014.

В соответствии с положениями ст. 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса.

При этом, в силу толкования, приведенного в пункте 29 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 (ред. от 28.09.2010) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» в соответствии с частью третьей статьи 81 Кодекса увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

Как следует из текста предупреждений Смирнову Н.В. и Андриенко Л.В. предлагались вакантная должность ассистента режиссера группы подготовки программ выпуска Службы информации. В соответствии со справкой предоставленной истцом, в период сокращения у истца имелись следующие вакансии:

-   заместитель начальника службы (согласно должностной инструкции для занятия этой должности требовался стаж работы на телевидении не менее 5 лет);

-   корреспондент (согласно должностной инструкции для занятия этой должности требовалось высшее образование и опыт работы не менее 1 года);

-   специальный корреспондент (согласно должностной инструкции для занятия этой должности требовалось высшее образование и опыт работы по специальности не менее 1 года);

-   телеоператор (согласно должностной инструкции для занятия этой должности требовалось профессиональное (операторское образование и опыт работы в должности ассистента телеоператора).

Согласно личной карточке и данным трудовой книжки Андриенко Л.Б. работает в должности диктора радио, ответственного выпускающего сектора выпуска программ радио, редактором службы радиовещания, диктором службы радиовещания с 1974 года, имеет незаконченное высшее образование.

Согласно данным личной карточки и трудовой книжки Смирнов Н.В. имеет среднее образование, работает с 1973 года на должностях ассистента звукорежиссера, звукооператора, звукорежиссера.

В связи с тем, что Смирнов Н.В. работал в службе информационных программ телевидения, и его стаж работы на телевидении насчитывает более 5 лет, суд не усматривает причин, по которым работодатель не мог предложить Смирнову Н.В. должность заместителя начальника службы, единственное квалификационное требование к которой - стаж работы на телевидении не менее 5 лет.

Должностной инструкцией телеоператора предусмотрено профессиональное (операторское) образование и опыт работы в должности ассистента телеоператора.

Однако, фактически работодателем не принималось во внимание наличие указанных квалификационных требований. Как следует из представленных истцом личных карточек телеоператоров, ни один из телеоператоров не имеет высшего операторского образования и высшего образования, в данных 'личных карточек телеоператоров не содержится сведений о наличии опыта работы в должности ассистента телеоператора. Довод представителя истца о то, что Смирнов Н.В. и Андриенко Л.Б. не смогут в силу состояния своего здоровья и возраста переносить операторское оборудование, не принимается судом в силу того, что работа оператора предполагает и работу в студии, не требующую переноски камер, что касается возраста, то один из операторов - Печурин В.Н. 1940 года рождения, что не мешает ему исполнять свои обязанности.

Таким образом, суд не находит причин, по которым истец не должен был бы предложить сокращаемым работника вакансии телеоператора. Это дает основание суду для вывода о том, что работодателем была нарушена процедура увольнения, в части требований о предложении работникам всех имеющихся вакансий.

Указанные нарушения процедуры увольнения по сокращению численности Смирнова Н.В. и сокращению штата Андриенко Л.Б. сами по себе обуславливают незаконность их увольнения. Несоблюдение работодателем процедуры увольнения означает обоснованный характер обжалуемого отказа вышестоящего профсоюзного органа, поскольку вышестоящий профсоюзный орган не мог санкционировать увольнение, проведенное с нарушением закона.

Суд также принимает во внимание следующее. Согласно толкованию ст. 374 ТК РФ, содержащемуся в определении Конституционного Суда РФ от 4.12.2003 N 421-О, работодатель, считающий необходимым в целях осуществления эффективной экономической деятельности организации усовершенствовать ее организационно-штатную структуру путем сокращения численности или штата работников, для получения согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа на увольнение работника, являющегося руководителем (его заместителем) выборного профсоюзного коллегиального органа и не освобожденного от основной работы, обязан представить мотивированное доказательство того, что предстоящее увольнение такого работника обусловлено именно указанными целями и не связано с осуществлением им профсоюзной деятельности.

Согласно тексту запроса согласия от 17.12.2014 № 610/01-09/586 он содержит общие сведения о сокращении Смирнова Н.В. и Андриенко Л.Б., ни в тексте запроса, ни в приложенных к нему документов не содержится указания на объективный характер увольнения указанных работников. Обком профсоюза, отказав в согласовании увольнения работников в качестве одной из причин отказа сослался на отсутствие мотивированных доказательств того, что предстоящее увольнение Смирнова Н.В. и Андриенко Л.Б. вызвано объективными причинами (низкая квалификация, отношение к труду, ликвидация подразделений (например, в случае Андриенко Л.Б. ликвидация службы радиовещания).

Кроме того суд полагает, что стороной ответчика предоставлены доказательства того, что увольнение обусловлено осуществлением Смирновым Н.В. и Андриенко Л.Б. профсоюзной деятельности.

В соответствии с Конвенцией № 98 Международной организации труда «Относительно применения принципов права на организацию и заключение коллективных договоров» (принята в г. Женеве 01.07.1949 на 32­ой сессии Генеральной конференции МОТ) трудящиеся должны пользоваться соответствующей защитой против любых дискриминационных актов, направленных на ущемление свободы ассоциаций в области найма на работу (п. 1). Такая защита будет применяться в особенности к актам, рассчитанным на то, чтобы:

a) подчинить прием на работу или оставление на работе трудящегося
условию, чтобы он не вступал в профсоюз или вышел из профсоюза;

b)   увольнять или любым другим способом наносить ущерб
трудящемуся на том основании, что он является членом профсоюза или
принимает участие в профсоюзной деятельности вне рабочего времени или, с
согласия предпринимателя, в рабочее время (п. 2).

В конце декабря 2014 года увольнению подлежало 8 человек, 6 из которых являются членами профсоюза, при этом сокращенные работники не являющиеся членами профсоюза переведены на другие должности и продолжают работать. Увольняемым членам профсоюза предложение вакансий было произведено с нарушением закона. Указанное свидетельствует о том, что увольнение было направлено на членов профсоюза, а предложение им имеющихся вакансий носило формальный характер.

Кроме того, руководящий состав профкома, включая Смирнова Н.В. и Андриенко Л.Б. в период, начиная с 2010 года, неоднократно обращался в вышестоящие и надзорные с требованием о проведении проверок законодательства о труде. Профком предпринимал усилия по заключению коллективного договора, созданию системы контроля за распределением стимулирующих выплат. Довод представителя истца о том, что Андриенко Л.Б. и Смирнов Н.В. не подвергались дискриминации, поскольку у них постоянно росла заработная плата, а Андриенко Л.Б. выдавалась материальная помощь, не принимается судом, поскольку выполнение работодателем своих обязанностей не может свидетельствовать о нейтральном отношении к работникам. В отсутствие доказательств того, что предстоящее увольнение Смирнова Н.В. и Андриенко Л.Б. было вызвано объективными причинами, учитывая активную деятельность профкома по инициированию разработки коллективного договора, проведению проверок нарушения законодательства о труде, суд приходит к выводу о том, что увольнение Смирнова Н.в. и Андриенко Л.Б. было связано с осуществлением ими профсоюзной деятельности.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что отказ Обкома профсоюзов работников культуры в даче согласия на увольнение Смирнова Н.В. и Андриенко Л.Б. носит обоснованный характер. Обоснованный характер отказа подтверждается: нарушением процедуры увольнения Смирнова Н.В. и Андриенко Л.Б., отсутствие мотивированных доказательств того, что увольнение указанных работников носит объективный характер (как в запросе о даче согласия, так и в ходе судебного разбирательства), и, как следствие, обусловленность увольнения указанных работников осуществлением ими профсоюзной деятельности. На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд

 

РЕШИЛ:

 

Исковые требования Федерального государственного унитарного предприятия «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» к Омскому областному комитету профсоюзов работников культуры о признании необоснованным решения вышестоящего профсоюзного органа оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Омский областной суд через Куйбышевский районный суд г. Омска в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья